Иерей Евгений Шилов: фраза «Познай самого себя» должна быть написана на свидетельстве о рождения, на паспорте, чтобы каждый раз приводить нас к осмыслению нашей жизни, нашего «я»

Декабрь 2, 2019

Интервью со священником Евгением Шиловым, магистром теологии, кандидат философских наук – руководителем богословско-катехизаторских курсов при храме святого великомученика Георгия Победоносца в Коптеве г. Москвы; переводчиком с латинского книги Фомы Аквинского «Дискуссионные вопросы о душе» (М., 2017), с французского книги Б. Бейер де Рика «Майстер Экхарт. Мистика отрешенности» (М., 2019), членом Российского союза писателей

Дорогой о. Евгений, благодарю за возможность обменяться мнениями по актуальным проблемам и поговорить о роли философии и, может быть шире – о способности человека иметь ценности. (Для Вас этот год особенный – Вы с блеском защитили кандидатское исследование «Философско-богословские предпосылки становления учения о природе души в антропологии Фомы Аквинского» и ВАК совсем недавно утвердил решение о присвоении Вам ученой степени кандидата философских наук, а вчера Вы еще стали лауреатом престижной литературной премии «Наследие» – поздравляем!)

Особенно приятно, что и Ваши парни – Вова и Саша, – с которыми мы познакомились на Вашей защите, живо откликнулись на предложение наравне с папой поучаствовать во Всемирном дне философии.


о. Евгений
: Уважаемый Вильям Владимирович, идея поговорить с детьми оказалась невероятной – этот опыт, действительно, оказался крайне интересным и полезным для всех нас. – Поговорили: некоторые моменты очень живо пообсуждали. Некоторые их позиции меня крайне удивили (даже вспомнил Оруэлла J). Ребятам очень понравилось, и они предложили почаще разбирать такие вопросы – они всё еще сохраняют очень живыми в памяти те ваши летние дискуссии во время моей защиты, и просили передавать Вам приветствия. – Спасибо за этот опыт.


В.Ш.:
Что ж – взаимно: я тоже впечатлен Вашими мальчиками – пожелаем им не утратить их живое дерзновение и творческий задор!

о. Евгений, если позволите, перейдем к нашему предмету.

Мир велик, мир развивается – его динамики и трансформации актуализируют проблемы переосмысления ответов даже на те из вопросов, которые, казалось, давно получили решение и стали классикой. – Получается, что каждый человек, каждое поколение, заново перескладывает этот ребус и решает загадку – что же это такое Мир, Человек, Ценность и каковы / почему они такие, как представляются? – человек всякий раз заново всматривается в эту причудливую картинку калейдоскопа и пытается ….

Как Вы полагаете, что пытается в этом своем вглядывании / вопрошании понять человек, что различить, а главное, на Ваш взгляд, зачем?


о. Евгений: На мой взгляд, на протяжении всей человеческой истории перед человеком стояли и, уверен, и в будущем, будут стоять вопросы, которые он волей-неволей должен осмыслить. И знаменитая надпись на стене древнегреческого храма Аполлона в Дельфах «Познай самого себя» вмещает в себя все эти вопрошания. Думаю, на должна быть написана на свидетельстве о рождения, на паспорте, чтобы каждый раз приводить нас к осмыслению нашей жизни, нашего «я». И исходя из понимания самого себя человек уже начинает осознавать окружающий мир, в котором он живет, те ценности, на которые он ориентируется, те идеалы, к которым он стремится. Если же на первый вопрос не будет дано вразумительного ответа, все остальные вопросы теряют под собой всякую почву.

Несомненно, мир меняется, меняется и человек, но это изменение не является радикальным, скорее, это изменение формальное. То, что писал Гомер, апостол Павел и современные мыслители о человеке, остается в самом существе своем практически тождественным. Человек – существо смертное, и он всегда стоит перед чертой, которая рано или поздно приведет его к подведению итогов и вопрошанию: а что дальше, ради чего я жил, чего я достиг в этой жизни, оправданно ли мое существование? Это вопросы, от которых невозможно уйти – каков бы ни был мир. И отвечая на них, человек начинает осмыслять не только себя, но и свои слова, свои мысли, чувства, деятельность, которой он занимается, свои отношения с другими людьми и, конечно же, с Богом.

Этими вопросами человек стремится осознать самого себя. И это необходимо, чтобы быть человеком, чтобы оправдать свое существование перед самим собой.

С точки зрения христианства, это необходимо, чтобы раскрыть себя как «образ Божий». И в этом случае жизнь становится осознанной, осмысленной, а не «пустой и глупой шуткой» непонятно кого и непонятно зачем.


В.Ш.:
Досточтимый отец Евгений, а из всего спектра многообразных значимостей, какие вопросы и проблемы в обществе начала XXI в. можно отнести к философским? Ведь если мир не является статичным – даже такие понятия как «традиционность» и «модернизм», да и собственно понятие «ценность», в каждую эпоху / период имеют свое конкретное содержание – постоянно уточняются объемы понятий (содержание), т.е. мы активно экспериментируем с формо-образованием, аксиоматиками явлений, можно предположить, что в таком мире должно измениться и представление о Философии – она теперь далеко не только практикующая созерцание педагогика. Что она теперь? А может время философии и философствования и вовсе ушло – может она умерла, а в мире остался лишь ее образ, с которым продолжают играть лишь ренегаты? А может в мире уже появилось или скоро появится нечто более возвышенное и привлекательное, чем философия?


о. Евгений:
Философия развивается вместе с развитием естественно-научного и гуманитарного знания. Открывая новые явления, человек не просто применяет их на практике, не просто вводит в научный или технический оборот, но и пытается осмыслить их с философских позиций. Неслучайно, что с развитием научного познания, большое развитие получает философия науки, а с развитием политологии, социологии, психологии, психиатрии и других дисциплин, связанных с внутренним миром человека и его социальным окружением, также неизбежно возникают вопросы, связанные с дискурсом чисто философским. Наконец, гуманитарные науки вызывают, со своей стороны, опять же философские вопросы интерпретации, понимания, герменевтики и анализа мира и его феноменов (начиная от знаков и заканчивая языком и сознанием человека). И до тех пор, пока человек открывает этот мир (а этот процесс, судя по всему, бесконечен), то он не перестанет удивляться.

Сократ говорит в «Теэтете»: «Ибо как раз философу свойственно испытывать изумление. Оно и есть начало философии». То же самое мы находим и у Аристотеля: «Ибо и теперь и прежде удивление побуждает людей философствовать, причем вначале они удивлялись тому, что непосредственно вызывало недоумение, а затем, мало-помалу продвигаясь таким образом далее, они задавались вопросом о более значительном». Тем самым, пока человек удивляется, а удивляться он будет всегда, философия будет существовать.


В.Ш.:
Если говорить о горизонтах бытия – границах пространства, границах человека и его мира, – эти границы и горизонты, на Ваш взгляд, чем и как обеспечены? И если допустить, что слово (мысль) – это не означаемое и означающее, а инструмент, каким человек орудует в природе(ах), среде / пространстве(ах), «удлинняющий его руку», чем тогда будет то, что мы называем «философский вопрос»? И в целом, вообще, есть ли такой феномен как «философский вопрос» – не симулякр ли это, а может и того причудливее – не покемон ли?


о. Евгений:
Если слово или мысль понимать как инструмент, с помощью которого мы вербализуем и осознаем этот мир и его явления, то философский вопрос есть попытка проникнуть глубже – в суть данных вещей и явлений, когда мы не просто принимаем мир таким, каким мы его созерцаем или ощущаем, а пытаемся обнаружить и затем, по возможности, раскрыть тайну (или тайны), которые в нем содержатся. И здесь мы снова возвращаемся к удивлению.

Если мы принимаем мир как некую данность, он нас не будет удивлять, но если мы нащупаем в нем нечто пока еще непознанное, либо совершенно непознаваемое и закрытое для нашего ограниченного познания, то здесь вступает в свою роль философия. – Она помогает нащупать это тайное, обозначить его, акцентировать на нем внимание – и, с одной стороны, это приводит нас к осознанию нашей ограниченности, а с другой – ставит перед новой тайной, перед новым паззлом, новой головоломкой, над которой интересно поразмышлять или просто поудивляться. И это – путь для нового постижения, новых открытий и новых дальнейших перспектив.


В.Ш.:
Философия, как и любая другая отрасль знаний, инструментальна – должна развиваться, чтобы быть качественным и эффективным, востребованным, инструментом даже в смысле того, чтобы обеспечить региональное (уникальное) в глобальном (всеобщем), а с ними – и целое, если, конечно, эта категория будет сохранять функциональную и ценностную значимость. Этническое, национальное, как известно, – это ценностно (мировоззренчески и идеологически) обеспеченная уникальность. Уважаемый о. Евгений, как Вы полагаете, эти уникальности – практики, стратегии и тактики синергийно-холистских установок, или что-то иное? И в этом смысле, учитывая тот эпохальный формационный сдвиг – вхождение в информационную эпоху, с неизбежной перестройкой системы миропорядка, какие интенции в Мире будет набирать силу – о развитии, автономизации автохтонных философских доктринах и системах, например, этно-национальных / народностно-племенных – африканских, семитских, славянских, индейских, etc. философий, или с учетом более высоких уровней систематизации – например, мусульманской, христианской, буддийской, etc., или Западная и Восточная, – ведь в основу классификации мы всегда полагаем некие критерии? – Какие, на Ваш взгляд, принципы и подходы к конструированию будущего окажутся востребованными?


о. Евгений:
Конечно, любое философское вопрошание обусловлено целым рядом установок – мировоззренческих, традиционных, социальных, религиозных, образовательных. Все они так или иначе создают некие границы и пределы как самих вопросов, так и ответов на них. Поскольку эти традиции будут иметь место всегда – как бы мы их ни классифицировали и ни распределяли, как бы мы их ни уточняли или, наоборот, обобщали, – все они останутся нашей данностью. Но это разнообразие всевозможных границ-установок позволяет более глубоко рассмотреть один и тот же вопрос: и то, что с нашей точки зрения и с точки зрения наших уникальностей выглядит так, с другой позиции может пониматься иначе и даже наоборот, и этим открываются новые грани, которые, в то же время, позволяют расширить и наше собственное понимание. Разные традиции и установки в этом плане помогают друг другу развиваться, толкают на новые поиски, не позволяют стагнировать и коснеть. – И в этом их положительное значение.


В.Ш.:
Дорогой о. Евгений, и в завершение нашего разговора хотелось бы услышать Ваш прогноз о будущем. Мир модернизируется – мы экспериментируем не только с формами, но и сознанием. Какие, по Вашему мнению, категории будут определять границы мировосприятия, какие существенные изменения в общественном сознании нынешних постиндустриальных обществ, можно ожидать в ближайшие время – что человеку / человечеству, с одной стороны, удастся решить, а с другой – с какими издержками придется столкнуться?


о. Евгений:
За последние десятилетия разительны изменения в отношении человека к информации как таковой. Это связано с развитием интернета, в первую очередь: когда любая информация доступна здесь и сейчас, это отучает человека искать, размышлять, рефлексировать – зачем тратить время, если можно сразу все найти и свое мнение склеить из ряда других найденных во всемирной паутине мнений. – Человек стал слишком поверхностен и тороплив.

Большие и сложные тексты пугают его. Ему не хватает времени вчитаться, вдуматься, поразмышлять – он всегда спешит за информацией, а ее увеличение все более уносит его мутным потоком от заповедных глубин.

Человек утратил возможность погружаться на глубину – ему это стало не интересно, да и акваланг он потерял в этих бурных волнах. Остается плыть по течению, увлекаясь в этот бурный и бесконечный водоворот, чтобы потом его – уставшего и изможденного – выбросило на берег.

Система школьного образования также не учит человека думать. И даже там, где ребенок имел какие-то стремления, в течение школьного периода (в большинстве случаев) они благополучно будут уничтожены на корню. – Человек обезличивается, становится «одним из…», «как все» – он не чувствует себя особенным, индивидуальным, уникальным, он всегда член какого-то клуба, сообщества (начиная от социальных сетей, заканчивая обществами по интересам). В противном случае он становится изгоем и маргиналом. И мало кому это нравится. Точнее, мало кто имеет в себе внутренний стержень, чтобы противостоять этому потоку и остаться самим собой – Вы это удачно подметили в размышлениях над фильмом «Танцовщик». И в этом, на мой взгляд, первая опасность, с которой мы уже начинаем сталкиваться сейчас.


В.Ш.
: Спасибо, дорогой о. Евгений, за этот обмен мнениями и тот подарок, который сделали всем нам Ваши сыновья. И если позволите – наш блиц:

 
  1. Какова природа Вселенной?

о. Евгений: Созданная Богом материя, пронизанная Божественными энергиями, поддерживающими ее в бытии, и ожидающая конечного преображения.

 
  1. Есть ли какое-то Высшее Существо – в чем его смысл / значение?

о. Евгений: Бог. А вот чтобы задаваться вопросом о смысле и значении Бога, похоже, надо стать над Ним. J Но это невозможно в силу нашей тварности и ограниченности, с одной стороны, и Его трансцендентности, с другой. Определить Бога – значит создать Ему предел, а это ведь невозможно.

 
  1. Каково место человека во Вселенной?

о. Евгений: Венец творения. – Таким Его задумал Бог.

 
  1. Что такое реальность?

о. Евгений: Пространственно-временные координаты, в которых мы существуем (как мир телесный), а также мир духовный.

 
  1. Что определяет судьбу каждого человека?

о. Евгений: Сам человек.

 
  1. Что такое добро и зло?

о. Евгений: Объективные принципы и альтернативы, среди которых осуществляет свой выбор наша свободная воля. Если добро является заданным Богом всему разумному тварному миру вектором развития, то зло является не-следованием этому вектору или сознательное своеволие.

 
  1. Почему наша жизнь такая, как она есть?

о. Евгений: Потому что человек, реализуя себя в этой жизни, сам создает эту реальность. И если люди, как члены единой человеческой природы, внутренне связаны друг с другом, то все мы ответственны друг за друга, и вместе, сообща, преобразуем (в ту или иную сторону) этот мир.

 
  1. Каковы идеальные отношения между личностью и государством?

о. Евгений: Государство должно уважать каждого человека как свободную, уникальную личность, и давать возможность ей (и поощрять) ее развитие как духовно-нравственного субъекта. Человек же, со своей стороны, развиваясь и осуществляясь нравственно и духовно, укрепляет межличностные связи и формирует тем самым крепкое и сильное, сплоченное общество и функциональное государство.

 
  1. Что такое любовь?

о. Евгений: Принцип, проникающий весь этот мир и все отношения. Любовь в этом мире (в ее многообразии отношений) есть слабое отражение Божественной любви.

 
  1. Что происходит после смерти?

о. Евгений: Человек переходит в новую, вечную реальность. И эта новая реальность и ее качество обусловливается нашей земной жизнью.

 

Интервью подготовил:

Шмидт Вильям Владимирович – директор Центра религиоведческих и этнокультурологических исследований и экспертизы Кафедры государственно-конфессиональных отношений ИГСУ РАНХиГС

Нравится
Поделиться