Религия и Мир: политический контекст

Январь 16, 2017

Шмидт В.В. Религия и Мир: политический контекст

Современный мир, раздираемый противоречиями, но стремящийся к единству, продолжает оставаться ареной для развертывания все новых витков борьбы между различными этнокультурными и религиозными традициями, которые, казалось бы, уже давно могли найти общий язык, точки соприкосновения, пути взаимопонимания, но так и не сделали этого. Напротив, противостояние, включая этнокультурное и религиозное, становится все более очевидным фактом повседневности, а сам мир, по выражению известного социолога П. Бергера, «…еще более религиозным, чем был до этого».

Религиозный фактор – реальность не только некого региона, как, например, Европейского, или шире – на континентальном уровне – Евразийского, но и фактор мировой политики – достаточно посмотреть на уровень проблем, обсуждаемых на высоком уровне (см. доклад «Альянс цивилизаций» и национально-государственный опыт реакции); это реальность партнерства нового типа, а также локальный опыт новых форм взаимодействия; это реальность новых технологических укладов с учетом специфики структуры народного хозяйства и радикальной традиционности таких как религиозная сфера – уклады культуры, бытующие системы аксиологии и гносеологии, онтологические модели определяют, какими быть экономическим и правовым моделям и системам.

Каждое из государств по-своему реагирует на вызовы времени – в силу сложившихся обстоятельств видит и классифицирует эти вызовы; ресурсная мощь и уровень внимания к проблемам бывают очень разными – от проектов крупнейшего «Center for Law and Religion Studies» Университета Бригама Янга (Прово, США) до неинституционализированных сообществ типа «Ассоциации российских религиоведческих центров», которые при этом активно разрабатывают весь спектр отраслевых проблем (см. итоги III Конгресса российских исследователей религии); от игнорирования до широкой популяризации – издания специализированных марок.

Сегодня, во Всемирный день религии и накануне Всемирной недели гармонизации межрелигиозных отношений, когда и мы, в Российской Федерации, все активнее входим в это международное пространство диалога, проявляя солидарность с силами доброй воли, обобщаем 20-летный опыт жизни в условиях Закона о свободе совести и религиозных объединениях, предлагаем выделить следующие проблемы, которые, скорее всего, будут оставаться в поле внимания не только исследователей, но и политиков:

  1. Положение основных (мировых) религиозных систем на современном этапе;
  2. Межинституциональный (межрелигиозный, межконфессиональный, государственно-религиозный) диалог;
  3. Этнические религии и этнополитические конфликты;
  4. Новые (нетрадиционные) религии и политические культуры/идеологии, антропология и социология религии;
  5. Религиозная ситуация на постсоветском пространстве и регионах мира.

Очертив круг проблем, хотелось бы обратить внимание на то, как этот День был отмечен в Соединенных штатах Америки.

Идеи о религиозной свободе в религиозных традициях и верованиях

Согласно Церкви Иисуса Христа последних дней Святых (LDS), религиозная свобода означает не только свободу верить, но также действовать и говорить о своих убеждениях: «Религиозная свобода больше, чем просто свобода верить во что вы хотите. Это также свобода говорить и действовать по своим убеждениям без вмешательства со стороны правительства или других инстанций или людей, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты здоровья и безопасности. Свобода также позволяет людям с подобными убеждениями создавать религиозные организации, которыми они управляют».

Уильям Пенн, один из первых членов квакеров и основатель провинции Пенсильвания – колонии, ставшей впоследствии штатом Пенсильвания, представил свою Хартию о привилегиях, которая для Соединенных Штатов стала самым ранним прототипом Билля о правах. В Хартии отражены 50 лет гонений квакеров, которые пострадали в Британии, и провозглашено: «…ни один человек, который исповедует и признает Единого Всемогущего Бога … и исповедует … сам обязан спокойно жить под гражданской властью, не должен быть предубежден … на основе добросовестного убеждения или опыта, ни быть принужден поддерживать религиозное поклонение или служение вопреки своей воле … но по своему убеждению, или что-то делать или страдать из-за любой другой вещи или вопреки  религиозным убеждениям».

Римский Папа Франциск говорил о неизбежном влиянии религии на жизнь общества и нации: «Религия [не может] быть отнесена к святая святых личной жизни и не оказывать влияния на общественную жизнь».

Согласно информации на сайте Конференции католических епископов США: «Если религиозная свобода не соблюдается, то все люди страдают и лишены существенного вклада в общее благо, будь это образование, здравоохранение, помощь голодающим, гражданские права и социальные услуги. Церковь и верующие люди должны соблюдать религиозную свободу и вклад в общее благо каждый день, как у себя дома, так и за рубежом».

В 2015 г. Папа Франциск также говорил о свободе вероисповедания перед историческим зданием в Филадельфии (штат Пенсильвания), где была подписана Декларация независимости. Он объявил, что право на свободу вероисповедания «…является фундаментальным правом, которое формирует как наше социальное взаимодействие, так и на личном уровне, с нашими соседями, чьи религиозные взгляды отличаются от наших собственных».

В истории существует несколько примеров, когда баптисты решительно боролись за свободу вероисповедания, подвергаясь при этом преследованиям и даже жертвуя своей жизнью. Так, Томас Хелвис подверг сомнению всеобъемлющую власть короля в вопросах религии, после чего был брошен в тюрьму, где и скончался.

Баптисты считают, что неотъемлемой частью религиозной свободы являются библейские истины: свобода следовать за Христом, свобода читать и толковать Библию, свобода принимать Крещение, свобода выбора и содействия Церкви, свобода в управлении церковью, свобода совершать богослужение и присутствовать на нем. Баптисты полагают, что необходимо защищать свободу вероисповедания, поддерживать разделение Церкви и государства, использовать личную свободу во благо других.

Раввин Алдерстейн утверждает, что отношение евреев к свободе вероисповедания неизбежно переплетается с предписаниями Еврейского закона и указывает на две его части, в которых обсуждается религиозная свобода:

  • во-первых, Еврейский закон осуждает исключительность, согласно которой праведные народы мира станут частью Царства Небесного: «…любая религия, заявляющая об исключительности права на владение ключами от Царства Небесного, не оставляет места для другой»;
  • во-вторых, ответственность за проступки других, которая проявляется в двух формах – наказании грешника (евреи не имеют власти над другими народами и, поэтому, не должны «искоренять неверных») и отмежевание от чужих грехов.

Буддизм также не проповедует исключительность и не запрещает своим последователям познавать учения других религий. Сам Будда призывал последователей изучать другие религии, а также сравнивать их учения с буддийским. Будда утверждал, что буддисты вольны уважать разумные и рациональные учения других религий; избрание религии основывается на свободе выбора.

Церковь Саентологии является последовательным защитником идеалов свободы вероисповедания: «Мы в нашей Церкви верим: что все люди независимо от расы, цвета кожи или вероисповедания были созданы с равными правами; что все люди имеют неотъемлемые права на свои религиозные убеждения и их практику». В Кредо Церкви, написано: «мы в нашей Церкви верим, что все люди любой расы, любого цвета кожи и любого вероисповедания изначально имеют равные права. Все люди имеют неотъемлемое право исповедовать любую религию и придерживаться ее обычаев».

В Кодексе Саентолога значится норма: каждый её последователь торжественно обещает обеспечить свободу вероисповедания. Кроме того, у саентологов есть «Молитва о полной свободе» со словами: «Мы думаем о тех, чья свобода находится под угрозой, о тех, кто томится в тюрьме за свои убеждения, о тех, кто порабощен или умер мученической смертью, а также о всех тех, кто живет в жестокости, в заточении или стал жертвой нападения. Мы молимся об охране прав человека, чтобы все люди могли свободно веровать и восхвалять Бога, чтобы на нашей земле вновь установилась свобода».

Индуизм считает себя религией свободы. Индуизм допускает абсолютную свободу рационального человеческого ума. Индуизм никогда не требует чрезмерного ограничения свободы человеческого суждения, свободы мысли, чувства и воли… Он предоставляет полную свободу в вопросах веры и совершения религиозных обрядов. Он допускает абсолютную свободу человеческого суждения и сердца в отношении таких вопросов, как сущность Бога, душа, сотворение, формы поклонения и цель жизни. Он никого не заставляет принимать конкретные догмы и формы совершения обрядов. Он позволяет любому человеку размышлять, изучать, исследовать и обдумывать.

Коран в исламской вере подчеркивает, что религиозные убеждения – выбор самого человека. Принятие истины идет ему на благо, а протест против нее причиняет вред: «Истина идет от Вашего Бога; так откройтесь Ему те, кто предпочитает верить, и откройтесь Ему те, кто предпочитает не верить» (18: 29); «Ясные знамения уже снизошли на вас от вашего Бога: те, кто увидел – это для их же блага, те, кто слеп – это им же во вред. Я же не ваш смотритель» (6: 104).

Абдул-Баха, сын Бахауллы, назначенный главой Веры Бахаи в 1892, сказал о религиозной свободе: «В религии, в вере в Бога, не существует практики объявлять верующих аморальными, духовно павшими или объявлять их неверующими, ни унижать или проявлять неуважение к другим людям», «Божественный свет истины открывается лишь в состязании разных мнений» и «Совесть человека священна и должна почитаться».

«Сатанинский храм» учит: «Свободу других нужно уважать, включая свободу нанесения оскорбления. Намеренное и несправедливое вторжение в свободу других людей равносильно отказу от своей собственной».

Одна из старейших викканских церквей в Америке – «Круговое святилище» (1999 г.) отстаивала право виккан жить по своей вере в армии (их права на религиозные убеждения подвергались критике со стороны некоторых чиновников федерального правительства – законодательство о запрете викканства не было принято Конгрессом и не имело успеха). Положительным результатом борьбы виккан за возможность жить по своей вере оказалось и то, что в ходе развернутой дискуссии и широкого освещения темы в СМИ люди стали лучше понимать их убеждения и языческие верования в целом.

Нравится
Поделиться