Директор ИГСУ Игорь Барциц выступил на Петербургском экономическом форуме

Май 28, 2018

Одной из панельных секций Петербургского экономического форума-2018 стала дискуссия «От экономики знаний к экономике доверия».

Модерировал секцию Максим Сафонов, заместитель президента Российской академии наук, директор Green Capital Alliance. Он предложил участникам порассуждать о том, что такое экономика доверия, где появляется и как создается это самое доверие, что нужно, чтобы его поддерживать. Предваряя первое выступление, Максим Сафонов отметил, что при переводе на английский язык главного слогана Форума «Созидая экономику доверия», организаторы столкнулись с вопросом, какой артикль использовать – определенный или неопределенный. Марк Бартоломи, партнер компании Clifford Chance CIS Limited, руководитель практики по корпоративному праву и операциям с недвижимостью, так ответил на этот вопрос: «Все зависит от того, чему придается главное значение. Если доверию – то неопределенный». Модератор попросил г-на Бартоломи выступить первым и аргументировать свою позицию.

Марк Бартоломи отметил, что в последнее время стало модным давать громкие имена, так, Knowledge Economy и Trust Economy у всех на слуху. Но не все понимают, что именно скрывается за этими терминами. Как юрист, г-н Бартоломи особо обращает внимание на суть любого явления. В данном случае он предлагает сконцентрироваться на экономических вопросах, механизмах взаимоотношений участников экономического процесса. Экономика знаний открывает огромные возможности, значительно расширяет зону взаимодействия, позволяя использовать опыт коллег. Знание становится доступным и позволяет улучшать результаты экономической деятельности. Но предоставляемые экономикой знаний возможности в принципе и прежде всего требуют доверия. Поэтому, по мнению спикера, нельзя говорить о переходе от одной экономики к другой, а следует говорить о взаимовлиянии и необходимости доверия в экономике.

Руководитель Российской системы качества (Роскачество) Максим Протасов начал свое выступление, напомнив тезис Фрэнсиса Фукуямы о том, что отсутствие доверия не позволяет народам развиваться. На тему доверия в экономике написано множество трудов, с этим тезисом трудно не согласиться. Так, потребительское доверие (или недоверие) может остановить товародвижение либо, наоборот, стимулировать его развитие. В некоторых странах отсутствие доверия потребителей к товарам называют отсутствием доверия к государственным институтам. В ходе одного из последних опросов в 103 странах мира лишь 13 % ответило, что доверяет системе рынка и защите прав потребителей в своих странах. Поэтому Правительство Российской Федерации, принимая решение о создании Роскачества, в первую очередь исходило из задачи создания доверия потребителей к отечественному рынку товаров.

Представляя лауреата Нобелевской премии мира, члена совета директоров Европейского средиземноморского центра климатических изменений Риккардо Валентини, Максим Сафонов поинтересовался у гостя, когда пришло понимание и уверенность в том, что в России есть товары и услуги высокого качества. «Я приехал сюда, чтобы работать в рамках одного из проектов университетского сотрудничества, – отметил спикер. – Я навещал семью одного из моих студентов – фермерское хозяйство под Курском. Такого завтрака не подали бы и во многих столицах мира». Тогда г-ну Валентини пришла мысль, что еда такого высокого качества содержит огромный потенциал для российской экономики, тем более, что, по мнению спикера, еда – самая главная часть нашей жизни, даже важнее энергетики, нефти и газа. Через нее народы могут транслировать свои культуру и ценности.  Собственно, спикер привел этот пример для того, чтобы продемонстрировать, как важно знание для повышения доверия.

Передавая слово соорганизатору сессии, директору ИГСУ Игорю Барцицу, Максим Сафонов напомнил, что строить экономику знаний и экономику доверия могут только кадры соответствующей подготовки и квалификации. Такие кадры надо уметь подготовить. В том числе и в рамках образовательной программы ИГСУ «Цифровое государство». Будет ли вестись обучение специалистов по доверию, спросил он у Игоря Барцица.

Напомнив присутствующим любимую русскую поговорку Рональда Рейгана «Доверяй, но проверяй» и предложив ее в качестве слогана Роскачеству, Игорь Барциц парадоксально заявил, что сегодня мы живем в эпоху и в экономике недоверия. «Я понимаю, что мне доверяют, но меня месяц проверяли, прежде чем выдали бейджик; я понимаю, что мне доверяют, но меня трижды проверили по дороге сюда; я понимаю, что мне доверяют, но внутри павильонов я также дважды прошел проверку. Возникает вопрос: если мне все так доверяют, почему мы живем в экономике недоверия? Пока мы стремились к экономике знаний, говорили о значении образования, мы вдруг выяснили, что умный человек – совсем не обязательно порядочный». Спикер предложил задуматься: что страшнее – умный подлец или доброжелательный идиот? Ответ, по мнению Игоря Барцица, неоднозначен. И создавая новые программы, следует это учитывать. Так, сейчас необходимы программы по цифровизации, но следует понимать, что за этим стоит. Так, например, цифра ведет к снижению ВВП: все становится дешевле, экономичнее. Это очень технологичная сфера, ей требуется меньше людей. Так кого мы готовим, кого учим? «В наступающую эпоху у человека будет больше свободного времени и, как ни странно, ценнее станут человеческие качества: потому что мы все равно останемся людьми и – извините за неправильный русский, но это очень емко – человеками», – убежден Игорь Барциц. Абитуриентам, которые хотят стать управленцами, надо научиться одному из главных качеств современного успешного человека – умению понравиться. Из симпатии состоит жизнь, а современная жизнь все больше будет повышать это требование – умение нравиться. Вопрос состоит в том, а что, собственно, нужно для того, чтобы понравиться, чтобы вызвать доверие? Он должен быть искренним, открытым и честным. Можно ли этому научить? Экономика знаний, образование – да, это очень важно, но возникает вопрос о воспитании.

Как отец троих детей, Игорь Барциц считает, что воспитание – это не только питание. Что мы вложим в своих детей? В какую среду введем? Надо понимать, что экономика доверия возможна только тогда, когда речь идет о государстве доверия и об обществе доверия. И здесь наблюдается серьезная дилемма. С одной стороны, надо быть готовыми к все возрастающему числу проверок. С другой стороны, к системе, например, противопожарной безопасности уровень доверия вряд ли высок, что видно по ситуации в Кемерове. Много говорилось о снижении уровня контроля со стороны государства в фармацевтике, о необходимости саморегуляции. Однако стало хуже, российский рынок фармацевтики, наверно, один из самых грязных в Европе. После таких фактов трудно требовать доверия. Все это свидетельствует в пользу необходимости подготовки людей нового уровня в системе государственного управления. Потому что любой сбой в системе качества вызывает у обывателя вопрос: «А где государство, куда оно смотрело?» Поэтому не надо заглядывать в заоблачные высоты, надо сформировать жесткую и четкую систему государственного контроля за экономикой доверия. К сожалению, спикер не видит возможности доверять безосновательно, он хочет доверять системе государственного и общественного контроля за бизнесом, который должен, в свою очередь, понимать, что его задача не только максимизация прибыли и минимизация убытков, а и ответственность за свои слова и действия, как это было принято у русского купечества, когда даже не подкрепленное бумагой обещание имело вес слова чести.

Поэтому, что касается подготовки управленческих кадров, на первый план следует выводить формирование свода человеческих качеств – и это, пожалуй, самое сложное, что предстоит сделать в образовании. Самыми сложными и самыми важными становятся аспекты, которые нельзя оценить ни математически, ни технологически. Речь идет о доверии.

Несколько позже в ходе дискуссии Игорь Барциц привел в пример китайскую систему баллов доверия, которые присваиваются гражданам и дают возможность получения скидок и других преференций. Конечно, здесь можно говорить о некоем социальном рейтинговании, но возникает стойкое опасение возвращения к системе каст. То есть рейтинг присваивается гражданам в зависимости от доверия к ним государства. На взгляд спикера, такая категоризация далека от демократии.

Вице-президенту Российская академия наук Юрию Балеге Максим Сафонов предложил ответить на вопрос: цифровую экономику надо ругать или хвалить? Учёный-астроном, академик по Отделению физических наук, Юрий Балега ответил, что не специалист по экономике, но считает, что красивые определения, которые он даже специально записал, — экономика знаний, экономика доверия – все это просто слова. По его убеждению, должна быть просто нормальная экономика, работающая в интересах жителей планеты Земля. И цифровой, считает академик, экономика всегда была, всегда оперировала цифрой. Юрий Балега поддержал Игоря Барцица и сказал, что доверие в экономике – это элемент общечеловеческой культуры. Но потребуется еще немало лет, чтобы уровень культуры позволил человечеству полностью перейти к экономике доверия. В первую очередь, необходимо основополагающее доверие – доверие между государством, обществом и бизнесом внутри одной страны и доверие между государствами на международной арене.

Игорь Лотаков, управляющий партнер PwC в России отметил разнонаправленное движение в сфере доверия: с одной стороны, оно падает, а с другой, заметно эволюционирует. Несколько веков назад доверие было личным, мы доверяли людям, которых знали, которые жили рядом с нами; после индустриальной революции доверие стало институциональным, люди стали верить газетам, институтам власти, банкам. В последнее время, с развитием интернета особенно, доверие стало облачным. Мы опять стали верить людям больше, чем институтам, но зачастую это люди совершенно незнакомые; мы верим новостям в фейсбуке больше, чем телевидению; информация из интернета вызывает большее доверие, чем та, которую предоставляет нам агент перед предстоящей поездкой. Доверие тоже становится цифровым. Что это значит для бизнеса? Сотрудники через свое участие в социальных сетях тоже начали формировать доверие к бизнесу. Бизнес становится открытым для общества, и это означает для него более высокую степень отвественности.

Этот взгляд поддержал директор компании ФБК Grant Thornton Сергей Шапигузов, отметив, что деловая репутация – это то, что может аккумулировать доверие и донести его до других. Профессор МГУ Ольга Антипина сообщила, что рейтинги доверия и рейтинги уровня счастья демонстрируют одинаковых стран-лидеров в первой десятке. По ее мнению, сейчас можно говорить уже не о влиянии ВВП на экономику, а об экономике счастья.  Доверие делает не только экономику более эффективной, но и делает людей счастливыми. Юлия Бенц, директор ILBN International, отметила, что пионерами будущей экономики доверия станет новое поколение, которое доверяет новым технологиям. Предчувствие запроса на доверие стало ключевой причиной для генерального директора Института информационного анализа и международной стратегии (IISIA) Такео Харада, в создании центра по аналитике новых стратегий для бизнеса. Эксперт считает, что в цифровом будущем, возможно, будущем машин, на доверие будет способен только человек. Заместитель министра экономического развития России Савва Шипов убежден, что новая экономика доверия требует от государства изменения отношения к бизнесу. Чем больше доверия демонстрирует государство, тем меньше издержки и больше потенциал для получения дивидендов.

Нравится
Поделиться