Директор ИГСУ Игорь Барциц: «Юристы понадобятся и в «светлом будущем»

Декабрь 4, 2018

О будущем юридического образования в России, модернизации юриспруденции и влиянии новых технологий в интервью «Интерфаксу» рассказал обладатель звания «Юрист года» 2018 года, директор Института государственной службы и управления РАНХиГС Игорь Барциц.


– Последнее десятилетие прошло под знаком критической переоценки качества юридического образования. Можно ли говорить, что юридическое образование перешло в новое качество?

– Действительно, на рубеже десятилетий было многое сделано для, если угодно, возрождения статуса профессии юриста. Многое, но не все. Благодаря усилиям министерства образования и Рособрнадзора с профессиональной площадки были удалены многие недобросовестные игроки: у вузов-симулянтов были отозваны лицензии, часть предлагаемых программ подготовки юристов не прошла аккредитацию. Дальнейшее сделал работодатель: сегодня и государственным органам, и бизнесу понятно, что обладатель диплома, купленного в подворотне у метро, не сможет обеспечить не только нормальный рабочий процесс, а еще и обрушит репутацию организации. Но образовательный процесс никогда нельзя считать законченным – приходят новые поколения студентов, изменяется и расширяется законодательная база, дипломированным специалистам надо углублять свои компетенции.

Отечественному юридическому образованию предстоит существенное усложнение: оно должно стать действительно многоуровневым с элементами довузовской подготовки, собственно университетского и поствузовского образования. Речь идет о дифференциации присуждаемых квалификаций, об установлении современных требований к стандартам юридических профессий и должностей, для замещения которых необходимо юридическое образование соответствующего уровня, о введении государственной аттестации юридических профессий и практик, о системе действительной аттестации практикующих юристов. Особым вызовом университетам стало бы введение открытой системы единой государственной аттестации студентов, обучающихся по программам юридического образования.

– Каково основное направление развития юридического образования? В чем, как модно сейчас говорить, тренд?

– В том-то все и дело, что основного тренда нет. Юридическая профессия, впрочем, как и большинство других, переживает процесс диверсификации. Более того, можно говорить о все большем расхождении типов правового мышления, даже образов жизни в профессии. Именно под них и должна выстраиваться система юридического образования. Это направления академического права и государствоведения, глобального права, цифрового права, правоохраны и правосудия.

Нам предстоит разработать новые стандарты фундаментальной (аналитической) юриспруденции, предусматривающие углубленную подготовку студентов на этом направлении; усилить изучение иностранных языков, международного и зарубежного права для тех, кому предстоит работать на глобальном рынке; уяснить для себя, что мы вкладываем в понятие «цифровое право».

Под каждый юридический образ мышления должна быть выстроена своя система профессиональной подготовки. Пока же система юридического образования преимущественно направлена на подготовку специалистов в области правоохраны и правосудия. Программ по иным направлениям немного.

Думаю, что для юристов государствоведческого цикла логична даже не двух, а трехуровневая система подготовки, включающая аспирантуру. Этот тип юридического образования предполагает глубокое изучение философии права, правовых и политических учений, принципов правотворчества. Именно на такого рода программах должны готовится государственные деятели, парламентарии, управленцы высших звеньев.

– А в чем смысл программ изучения глобального права?           

– «Глобалисты» призваны отстаивать интересы нашего государства, отечественного бизнеса в мировом «совете директоров», уметь думать и говорить на универсальном правовом языке. Речь не об английском или французском – о куда более сложных и важных навыках: понимать, как функционируют международные политические и экономические организации, как в них себя вести, что и когда говорить, как и что писать.

– Многие ведущие университеты заявляют о разработке специализированных программ, учитывающих требования цифрового общества.

– Да, так только в Российской академии народного хозяйства и государственной службы в прошедшем году началась реализация программ бакалавриата «Цифровое государство», «Цифровая экономика», «Цифровая торговля». В будущем выйдет очень интересная программа со значительной гуманитарной составляющей – «Цифровое общество».

– Но юридическое образование – это все-таки образовательная классика, неужели цифровизация добралась и до него?

 – Современное право развивается очень быстро: работают федеральный и региональные парламенты, без устали трудятся правовые департаменты министерств и ведомств, развиваются корпоративные нормы. Это осложняет подготовку современного юриста. Дело не только в увеличении объема информации, которым он должен обладать, речь скорее о необходимости освоения новых технологий поиска и анализа правовой информации.

Иногда приходится слышать, что юристы в «светлом будущем» будут не нужны, их заменит искусственный интеллект, который сможет и моментально включать в свою память новое законодательство, и обладать исчерпывающим архивом шаблонов и образцов всевозможных документов. Искусственный интеллект, конечно же, будут использовать в будущем, но ни один робот с самым большим объемом хранящейся информации и самой большой скоростью ее обработки не в состоянии выполнить главного предназначения юриста – понять, почувствовать и найти способы реализации интереса своего клиента. Этим клиентом может быть государство, крупная бизнес-корпорация или конкретный гражданин. Поэтому у юристов в цифровом будущем не станет меньше клиентов. Для тех, кто стремится стать юристами нового поколения, придумана новая программа в сфере юриспруденции – «Правовое обеспечение финансовых технологий». Думаю, амбициозное поколение студентов по достоинству оценит смысл получившейся аббревиатуры – ПРОФИТ. Программа будет реализовываться в партнерстве Президентской академии и Ассоциации юристов России, подключился к разработке ее идеологии интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

Благодаря цифровизации появляются новые профессионалы своего дела, для них термины big data, blockchain, legal tech или due diligence – органичная часть их профессии и образа жизни. На мой взгляд, каждое новое поколение юристов должно быть лучше и профессиональнее предыдущего. Именно в этом смысл деятельности всей системы юридического образования.

Нравится
Поделиться