Декан Высшей школы правоведения ИГСУ РАНХиГС Олег Зайцев выступил модератором секции Гайдаровского форума-2022 «Приоритеты национальных юрисдикций»

Январь 15, 2022

Во второй день Гайдаровского форума-2022 в Президентской академии состоялась сессия «Приоритеты национальных юрисдикций», в которой приняли участие председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, декан Высшей школы правоведения Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Олег Зайцев и и.о. директора Департамента международного права и сотрудничества с Российской Федерации Екатерина Куделич.


Приоритеты национальной юрисдикции направлены на обеспечение национальных интересов – для государства первично благо собственных граждан. Как найти баланс, позволяющий, с одной стороны, точно и своевременно исполнять решения международных органов и, с другой, обеспечивать приоритетное действие нашей Конституции? Какие юридические инструменты необходимо создавать для повышения привлекательности национальной юрисдикции? Эксперты обстоятельно рассмотрели эти и многие другие актуальные вопросы.

Модератор дискуссии, декан Высшей школы правоведения ИГСУ РАНХиГС Олег Зайцев начал разговор с ключевого вопроса: в чем состоит приоритет национальной юрисдикции в международных правовых отношениях? Очевидно, что он направлен на защиту национальных интересов в самом широком смысле этого слова. В 2020 году были приняты поправки в Конституцию РФ, вызвавшие опасения у западного сообщества, что Россия отказывается от приоритета норм международного права над нормами нашего внутреннего законодательства, и эта позиция, по мнению эксперта, требует ясного и выверенного обоснования.

И.о. директора Департамента международного права и сотрудничества Министерства юстиции Российской Федерации Екатерина Куделич отметила, что привлекательность национальной юрисдикции во многом зависит от того, насколько гармонично и правильно она встроена в международный правовой порядок. Несмотря на то, что ценности и права человека, заложенные в российской Конституции, носят универсальный и базовый характер, то понимание, которое мы в них вкладываем, не во всех случаях и не в полной мере разделяется всем международным сообществом. «Мир, к счастью, разнообразен, и задача конституций как раз и состоит в том, чтобы индивидуализировать ценности государств. Нормы конституций защищаются и судебной системой, и Конституционным судом, который старается сохранить эту индивидуальность и приоритет над нормами международного права», – отметила эксперт, подчеркнув, что наш Конституционный суд всегда очень взвешенно подходит к контролю этих вопросов, представляя, наряду с экспертизой Министерства юстиции и МИД, важный механизм предотвращения потенциальных конфликтов.

По мнению Владимира Груздева, безусловным приоритетом для российского национального законодательства является создание благоприятной среды для реализации потенциала каждого из граждан нашей страны: «Государство обязано создавать пространство возможностей для всех своих граждан. Чем оно шире, тем выше уровень развития конкретной страны», – полагает эксперт. – «Это пространство возможностей включает в себя и создание условий для реализации экономических интересов россиян: право на труд, на достойную зарплату, на создание собственного законного бизнеса, право реализацию проектов и идей. Поэтому у нас активно развивается как мера социальной защиты граждан, так и мера защиты бизнеса».

Говоря о привлекательности национальной юрисдикции, председатель правления Ассоциации юристов России отметил эффективность работы российской судебной системы с точки зрения правоприменительной практики, быстроту рассмотрения споров в Верховной суде: «Мы несравнимо быстрее, дешевле и эффективнее, чем многие наши европейские партнеры». Владимир Груздев также отметил оперативность рассмотрения административных споров в Российской Федерации.

Особое внимание эксперт уделил вопросу защиты от влияния извне базовых принципов нашего государства: «Нормы международного права не должны менять фундаментальные основы нашей Конституции. Мы четко прописали это в поправке, которая была утверждена всенародным голосованием в 2020 году, и хотим, чтобы наши западные партнеры с пониманием и уважением отнеслись к волеизъявлению народа России».

В число тем, обстоятельно рассмотренных участниками секции, вошло и формирование цифровой среды права и в частности, концепции развития технологий машиночитаемого права. По мнению Олега Зайцева, эта работа обусловлена, с одной стороны, объективной необходимостью реформирования и повышения эффективности сложившейся правовой системы, а с другой, наличием необходимых технических основ для такого развития. Тема вызывает ряд важных, интересных вопросов. Один из них, например, заключается в том, что понимать под машиночитаемым правом: переведение текста закона в код для того, чтобы машина могла его легко прочитать и применить, или придание машинному языку силы нормативно-правового акта. «Возможно, мы стоим на пороге новой систематизации права, поскольку именно в ней достигается та самая непротиворечивость изложений правовых норм, о которой говорят авторы концепции машиночитаемого права», – делает вывод эксперт.

Важность систематизации права, которую позволит осуществить концепция машиночитаемого права, отметила и Екатерина Куделич.  Так, одна из важнейших потребностей бизнеса состоит в обеспечении стабильности правового регулирования: «Любой человек, который сталкивается с законодательством, страдает от огромного количества поправок и изменений, которые в него постоянно вносятся. Я надеюсь, что переход к этой концепции станет идеологической основой, который позволит осуществить эту систематизацию».

Для деятельности Министерства юстиции эта концепция будет очень востребована при осуществлении регистрации ведомственных нормативных актов, также подчеркнула представитель Министерства юстиции: «Мы рассчитываем, что технологии искусственного интеллекта позволят упростить многие процессы. К примеру, большое количество граждан были рождены на территории других государств СНГ, и для того, чтобы назначить российскую пенсию человеку, рожденному на Украине или в Узбекистане, нужно получить огромное количество справок, задействовав длинные и сложные каналы международной правовой помощи. В результате, особенно в условиях пандемии, граждане ограничиваются в своих правах на очень длительное время. Сейчас мы работаем над тем, чтобы все запросы перевести в электронный вид».  Задача весьма непростая: под это нужно подвести всю международную правовую базу, которая пока еще к процессу не готова, но потребность в этом сегодня ощущают все, заключила Екатерина Куделич.

Нравится
Поделиться