Профессор ИГСУ РАНХиГС рассказал «Независимой газете» о проблеме экологической грамотности

Декабрь 15, 2022

Профессор факультета журналистики Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС, академик и член Президиума Российской экологической академии, автор школьного учебника по экологии, эксперт ЮНЕСКО по вопросам образования, д.филос.н. Низами Мамедов рассказал «Независимой газете» об естествознании как «основе человеческой науки, парадоксе Ламарка, «демократическом» экологизме и неэффективности противопоставления экологии и экологизации.

Уже в начале ХХ века академик Владимир Вернадский показал необходимость усиления влияния ценностных факторов на развитие естествознания. Проблема формирования экологической грамотности актуализировалась на фоне наметившихся глобальных изменений в биосфере, неоднозначных последствий природопреобразующей деятельности человека и развития современных технологий. Нельзя не отметить и тот факт, что экологическая грамотность приобрела новое звучание в связи с пандемией COVID-19, приведшей почти к коллапсу различных сфер мирового развития.

«Основа человеческой науки»

Развитие естествознания создало принципиально новые возможности для технического освоения действительности, повлияло на улучшение быта людей, изменение их образа жизни. Большая часть современной материальной культуры была бы невозможна без естественно-научных теорий, научно-конструкторских разработок, научно обоснованных технологий.

Естествознание – один из важнейших детерминирующих факторов интеллектуального и социально-экономического прогресса. Научные открытия (и тесно связанные с ними технические изобретения) всегда оказывали колоссальное и подчас совершенно неожиданное воздействие на ход человеческой истории. Развитие теоретической механики в XVII веке позволило создать машинное производство. Появление физики электричества, открытие электромагнитного поля в XIX веке послужило основой электротехники и радиотехники. С атомной физикой XX века связано открытие способов высвобождения ядерной энергии. Теория информации и информатика определили возможность становления информационного общества. Молекулярной биологии мы обязаны пониманием природы наследственности, развитием генной инженерии.

Однако единство природы и общества, обусловленный этим монизм естественных и социальных наук позволили уже в начале ХХ века академику Владимиру Ивановичу Вернадскому показать необходимость усиления влияния ценностных факторов на развитие естествознания. Это требование, по существу, скорректировало идею основоположника классической методологии науки английского философа Фрэнсиса Бэкона, который не без оснований утверждал, что «знание должно быть силой» и увеличивать могущество человека. В своем фундаментальном труде, посвященном биосфере, Вернадский подчеркивал необходимость включения в предметное поле естествознания не только человека и его деятельность, но и условия его существования. В дальнейшем эти идеи он пытался обобщить в философском учении о ноосфере.

Современное естествознание действительно все более становится «основой человеческой науки», включая в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включает в себя естествознание.

В конце ХХ века французский ученый, культуролог Клод Леви-Стросс утверждал, что либо XXI век будет веком гуманитарных наук, либо его вообще не будет. Это высказывание не противоречит идее о том, что будущее – за интеграцией наук, но вносит уточнение: системообразующей основой единой науки станут знания о человеке и об условиях его жизнедеятельности.

Парадокс Ламарка

Другому французу, знаменитому естествоиспытателю ХVIII века Жан-Батисту Ламарку приписывается парадоксальная мысль: «Судя по всему, человек пришел в этот мир, чтобы разрушить устои своего существования».

Представляется, что именно подходы к разрешению данного парадокса искал в начале ХХ века академик Вернадский, выявляя так называемые биосферные функции человека. Он считал, что в лице человека природа познает свои закономерности, которые человек обязан учитывать в своей деятельности. Другими словами, только непрестанное развитие науки и образования может определить гармонизацию взаимоотношений человека, общества и природы.

Вернадский пришел к выводу о неслучайности появления разума у человека и о постепенном становлении на нашей планете эпохи ноосферы. То есть эры, когда вся деятельность человека будет определяться гуманистически ориентированным разумом, когда уйдут в прошлое войны и насилие.

Предположение Вернадского об эпохе ноосферы как высшем этапе эволюционного процесса относится к гипотетическим построениям, хотя и базируется всецело на научном мировоззрении. В конце ХХ века эти идеи, между прочим, во многом определили философскую основу концепции устойчивого, поддерживаемого развития.

Глобальные вызовы, обновление наук, технологий и всех сфер жизни отказывают образованию быть прежним, поверхностным, формальным. Современное образование окончательно теряет право оставаться консервативным. Понимание роли образования как фактора устойчивого развития соединяет воедино феномены интеграции, фундаментализации и гуманизации.

Итак, экологическая грамотность – актуальная образовательная проблема. Ее разрешение определяется качеством образования, которое должно быть соразмерно новым вызовам. Существующее образование не отвечает им. Его содержание в значительной степени воспроизводит классическую науку прошлых веков, ориентированную на механистическую картину мира, сциентистскую культуру, прагматические цели.

Все более становится общепризнанным, что экологическая грамотность должна формироваться интегративным направлением в образовании – экологическим образованием. Посмотрим, как развивалось и в каком состоянии находится сейчас экологическое образование в нашей стране.

«Демократический» экологизм

Отсчет можно начать с 1977 года, когда ЮНЕСКО и Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) от имени Организации Объединенных Наций провели в Тбилиси Всемирную межправительственную конференцию по вопросам образования в области окружающей среды. Эта конференция дополнила решения Конференции ООН, посвященной глобальному состоянию окружающей среды, проходившей в 1972 году в Стокгольме.

За эти годы в нашей стране проведены сотни конференций, совещаний самого различного уровня, приняты многочисленные правительственные и ведомственные документы, призывающие к утверждению и развитию экологического образования. Существуют «Основы государственной политики в области экологического развития России на период до 2030 года» (утвержден президентом РФ от 30 апреля 2012 года); указ президента РФ № 176 от 19.04.17 «О Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года»…

При этом нынешнее состояние экологического образования в России не отвечает интересам населения и не соответствует мировым тенденциям в данной области. Катастрофическая ситуация в области экологического образования создалась в последние десятилетия. Проповедуется некий свободный, «демократический» принцип в экологическом образовании, когда незнание основ жизни и естественных предпосылок существования человека выдается как альтернативный педагогический путь. На деле это путь, ведущий к вопиющей экологической безграмотности и принятию чрезвычайно опасных для биосферы и существования, здоровья человека решений.

В какой-то степени уровень понимания смысла экологического образования в России отражен в «Концепции общего экологического образования для устойчивого развития», утвержденной президиумом Российской академии образования в 2010 году. Этот документ, однако, не оказал и не оказывает влияния на развитие экологического образования в стране. Реальность такова, что действующий Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) среднего общего образования предусматривает только по выбору (sic!) возможность введения в 10–11-х классах интегрированного курса «Экология». И это считается положительным результатом более 40-летних баталий вокруг экологического образования. В общем, «гора родила мышь»…

Экологию, по социологическим данным, сейчас выбирают не более 3% учащихся. Это связано с тем, что экология не входит в перечень ЕГЭ. Пока экология не будет признана чиновниками от образования как необходимый предмет, ситуация не изменится. Мало кто ее будет изучать исходя из любознательности.

Экология vs экологизация

Очень часто противопоставляют экологическое образование и экологизацию образования. Почему-то считают, что важнее и проще реализовать экологизацию образования, чем ввести отдельный интегрированный предмет экология. Но экологизация может быть лишь производной от экологического образования. Точно так же как математизация отдельных наук основывается на предварительном математическом образовании.

Экологическое образование должно дополняться различными формами экологической деятельности и неформального экологического образования, но не сводится (как это часто пытаются сделать) к этому.

Такой подход эффективен, если в стране достаточно развит институт социального партнерства. Отсутствие такого института и отсутствие должной поддержки государства ведут к жалкому существованию дополнительного экологического образования.

Экологическое образование должно иметь приоритетное положение в нашей стране. Сильная зависимость России, ее культуры от естественных факторов, сурового климата, бескрайних пространств, характера народонаселения в должной мере еще не осознается. Как ни странно, почти все социально-экономические реформы, предпринятые в России, должным образом не учитывали и не учитывают не только ее культуру, но и ее природные, экологические особенности. Не здесь ли следует искать причины их фатальных неудач?

Нужно понять, что Россия не только самая большая и богатая горючими ресурсами страна, но и самая холодная страна в мире, где вечная мерзлота охватывает более половины территории, где доминирует преимущественно экстремальная экологическая среда, где рождаемость носит неустойчивый характер и в последние годы катастрофически снижается. В ближайшей перспективе уменьшение плотности населения (особенно в восточных регионах) будет создавать сложные геополитические проблемы.

Этих фактов достаточно, чтобы, не оглядываясь на предметную структуру образования, принятую в других странах, незамедлительно вводить непрерывное экологическое образование в России.

Особый смысл и особое значение экологического образования в условиях России дают основания для его закрепления на законодательном уровне. Иначе непрофессионализм чиновников, как показывает жизнь, приводит к необдуманным последствиям: экологические знания то вводятся в содержание образования, то, по субъективному усмотрению, выводятся из него. Собственно, на почве непонимания современных социально-экологических процессов в конце 1990-х годов экология была удалена Министерством образования из Федерального учебного плана. Это негативно отразилось на состоянии экологической культуры, послужило предвестником многих непродуманных решений, обусловивших целый ряд экологических катаклизмов.

Между тем у нас есть глубокие, многогранные духовные и научно-теоретические основания создать полноценную, эффективную систему непрерывного экологического образования. Ее создание может быть реальным вкладом в обеспечение будущего не только России, но всей мировой цивилизации.

Следует подчеркнуть, что образование, помимо всего остального, непосредственно связано с естественно-природной, социальной, духовной спецификой страны, ее культурой. Поэтому представляются наивными попытки однозначно копировать западный тип образования в России. Образование, не отражающее специфику общества, его чаяния, будет отчуждаться обществом и деградировать. Российское образование должно развиваться в контексте мировых тенденций в педагогике, на научной основе, но в соответствии с ценностями российской цивилизации.

В основном содержании российского образования исключительное значение должны иметь гуманитарные, культурологические и экологические образовательные линии. Соответственно должны стать обязательными в содержании российского образования преподавание этики, культурологии и экологии.

Чему учит будущее

Еще в 1992 году в Рио-де-Жанейро на конференции ООН по окружающей среде и развитию было принято решение – таким образом содействовать просвещению, информированию населения и подготовке кадров, чтобы превратить задачи гармонизации социально-экономического и экологического развития в систему духовных и профессиональных установок устойчивого развития. Сейчас приоритетными задачами перехода к устойчивому развитию считаются:

– поддержание на глобальном и региональном уровнях социальной гармонии;

– развитие зеленой экономики, высоких технологий и альтернативных источников энергии;

– формирование культуры устойчивого развития;

– соответствующее реформирование системы образования.

Эти требования носят преимущественно характер целей, которые должны лежать в основе региональных и глобальных действий в области социально-экономического развития. В широком смысле эти требования – условия трансформации культуры современного общества, ее перехода к качественно новому состоянию.

Соответственно способность к быстрым и эффективным изменениям становится необходимым условием для современного образования, которое, по сути, должно ориентироваться на запросы не только сегодняшнего дня, но и будущего. В эпоху классического образования учились у прошлого, сейчас очевидно, что необходимо учиться у будущего. Целесообразно поэтому говорить о необходимости опережающей модели образования, которая может описываться в категориях долженствования.

Методология образования для устойчивого развития, кроме всего остального, предполагает в той или иной форме правовое обрамление данного процесса; обоснование для каждого уровня образования соответствующих целей, содержательных линий; разработку педагогических подходов, методов на основе информационных, цифровых и других технологий; соблюдение принципов преемственности и соответствия между отдельными уровнями образования; необходимость разработки системы индикаторов, отражающих меру соответствия различных уровней и направлений образования интересам устойчивого развития.

Следует подчеркнуть, что образование для устойчивого развития многогранно, оно нацелено на решение целого ряда других вопросов (экономических, правовых, научно-технических, социально-гуманитарных) и не может быть сведено только к экологическому образованию. Однако при этом сложная структура образования для устойчивого развития должна быть тесно связана с экологическим образованием, в целом ряде отношений исходить из него. Можно сказать, что экологическое образование в свете концепции устойчивого развития приобретает статус интегрирующего фактора образования, определяя стратегию его ведущих направлений.

 

Источник: «Независимая газета»

Нравится
Поделиться