Религия на авансцене истории: Всемирный день Религии в РАНХИГС

Январь 15, 2017 | Анонсы

Религия – слово еще более магическое нежели философия, а вера – более настораживающее и пугающее. Но почему так, если вне веры homo sapiens невозможен как Sapiens – как человек, невозможны традиции – культура, история?

Хорошо известна поговорка «скажи кто твой друг, станет понятно – кто ты» (кстати, она легко трансформируется – скажи о своей цели / что и как видишь, что ел и т.п. – и можно без труда составить портрет). В своей духовной, интеллектуальной истории человечество прошло несколько глобальных стадий – мифологическую (дологический, эклектический синкретизм), религиозную (доктринально-мистический рационализм, иррационализм) и философскую (научный рационализм, сциентизм), сформировав большой арсенал инструментов постижения мира – от форм и методов, приемов и средств, до способов и подходов, на каждой детально отработав превращение структур своей индивидуальности в социально-политическую реальность (коллективное, общность) и наоборот – из тотальности традиционализма, рутинизированной повседневности, гомогенности укладов кристаллизовав индивидуальность, конкретность личностного Я.

Всякий раз мир, как мозаика, рассыпается и собирается заново:  за всяким новым противоречием всякий раз открывается новый горизонт – новый уровень конкретной уникальности – новый феномен, которому не только надо усвоить конкретное, оригинальное имя, но и найти причинность – причинность как его, так и новой целостности.  Всякий очередной раз пересобирая себя как единство, как целое, человек/мир взыскует – что есть начаток сему видимому, что за величие за величием сего?

Каждая из упомянутых стадий истории мира дала свои варианты ответов на это «первичное», базовое вопрошание, а история их сохранила. И теперь каждый человек в своем становлении не только их проходит, не только их переоткрывает, но и активно с ними экспериментирует (особенно в мире пост-индустриальном). (Кстати сказать: за каждым из определений, за каждым именем стоит система, способная довольно быстро развернуться как социально-политическая реальность, что и вызывает у полит-экономического истеблишмента неподдельный страх; похоже, именно он – страх перед утратой рутинизированной политической повседневности в жизни государств – и есть главная интенция, невыразимое наследие ХХ в., а отсюда – стремление ограничить мировоззренческие свободы, жестко контролировать религиозные организации и сдерживать развитие религиозной сферы в общественном воспроизводстве).

До недавнего времени считалось, что там, за гранью бытия начинается неведомое – принципиально непознаваемое – трансцендентное (у философов) или божественное (у теологов). И об этих пределах и их качествованиях каждый из мыслителей знал(ет) если не всё, то почти все, имея при этом сугубое, присущее всем Sарiens – веру – способ устремляться к «горизонтам», а иногда и преодолевать их… Но, как верно подметил проф. А.В. Кузнецов, re-ligio – это никакие не благочестие, связь или отношения, как мы об этом говорим вслед Цицерону и Лактанцию, а все то же банальное «блуждание во тьме»: при всем разнообразии метафизических систем, есть среди них и уникальная, в которой Бог (трансцендентное) не просто свершил трансгрессию – Откровение не просто усилило в бытии его, бытия, категоризацию, но и предельно радикализировало, – божественное Слово, Закон, Имя, внедрившись в жизнь, не просто образовали сферу святого, священного (сакральный мир) в профанном, но Бог открылся как Личность – в мир вошел личный Бог (падших Спаситель, царствующих Царь, смертных Воскресение и Жизнь вечная) как его, мира, часть, но принципиально иная, сущностно-преображающая, бытийствующая ино-бытийно, – изменив, таким образом, не только порядок вещей в мире, но и само его основание – природу субъектности и ее модус – субстанциональность. И что теперь с этим делать – как быть всем иным, не персонифицированным, метафизическим системам?

Сегодня на повестке дня в Мире, который в очередной раз пришел в движение, стоит вопрос-пустяк – о предельных основаниях – принципе(ах), который(е) должны быть положены как незыблемое нового миропорядка. Потому столь остро в мире и стоит вопрос о его, мира, религиозно-философских основаниях – определенностях и мировоззренческих предпочтениях. Но еще никогда в мире столь остро не стоял  вопрос, что же это такоерелигия? Что же при столь великом разнообразии метафизических систем, и даже «просвещенном» блуждании в них, является тем общим, универсальным феноменом, который, благодаря своей субстанциональности, даст возможность различать религиозное и псевдо-религиозное, а вслед – легитимировать иерархические системы, включая основы самой легитимации. Что же это за парадокс и загадка – вести войну за то, чего в мире нет?

Итак, мы открываем дискуссию о том, что есть Религия в ее предельных основаниях, приурочив к Всемирному дню религии, который по решению ООН отмечается в третье воскресение января – первый месяц обновления календарного цикла в истории мира.

 

Нравится
Поделиться